Образовательный портал
Психическая травма: “невроз судьбы” и принцип навязчивого повторения
Если мы не осознаем, что происходит у нас внутри,
то извне нам кажется, что это судьба
.

Карл Густав Юнг
Единой теории психической травмы не существует. При изучении этого феномена мы оказываемся в позиции Тезея, зашедшего в Лабиринт царя Миноса в поисках Минотавра: наши цели ясны, клубок Ариадны прикреплен у пояса, однако точное направление поисков понятно нам лишь отчасти. Остается только радоваться тому, что до нас по этим извилистым коридорам и запутанным переходам уже ступала нога человека.

Первым ученым, создавшим последовательную, развернутую и внутренне непротиворечивую теорию травмы был Зигмунд Фрейд. Уже на первом этапе своей деятельности (в 1893-1895 гг.), Фрейд формулирует основные положения “1-ой теории травмы”. Основываясь на анализе многочисленных случаев истерического невроза, он вводит понятия “раннего соблазнения” и “механизма последействия”. Каждый из этих концептов мы подробно обсудили на вебинаре, состоявшемся 25 февраля: “Анатомия травмы: раннее соблазнение и механизм последействия”

Психическая травма подразумевает столкновение человека с ненормальными, выламывающимися за рамки привычного течения жизни обстоятельствами. Например, такими как: любая форма насилия (в том числе и война), несчастный случай, природная катастрофа, смерть близкого.

При столкновении с травматическими обстоятельствами в психике человека происходят два важных процесса.

Во-первых, психический аппарат затопляют чрезвычайные по интенсивности аффекты: страх, стыд, вина. Аффективный отклик оказывается настолько мощным, что ставит под угрозу исправную работу основных психических функций (например, работу функции символизации). При этом аффект, вызванный травматической ситуацией, будучи своевременно неотреагированным и неразряженным, остается как бы “защемленным” в психическом аппарате.

Во-вторых, в ситуации травмы “Я” выжившего сталкивается с целым набором непереносимых представлений о себе, вступающих в острый конфликт с исторически сложившейся у человека констелляцией самоидентификаций.

То, как травма порождает обширный конгломерат представлений о себе, которые не могут быть гармонично и непротиворечиво инкорпорированы в структуру “Я”, прекрасно проиллюстрировано, например, в фильме Д. Кроненберга “Опасный метод”. Так, на одном из сеансов Сабина Шпильрейн (Кира Найтли) – страдающая от последствий крайне жестокого обращения в детстве -- говорит Юнгу: “И даже здесь, когда Вы хлестали мое пальто палкой, я так возбудилась, что мне пришлось вернуться. И у меня... нет надежды у меня. Я -- ужасная. Грязная. Порочная. Меня нельзя выпускать отсюда”.

Таким образом, в результате психической травмы неотреагированный аффект остается “защемлен” в психическом аппарате. В свою очередь, непереносимые представления – вместо того, чтобы быть проработанными и ре-интегрированными в систему “Я” -- оказываются вытеснены в систему бессознательного, откуда временами неконтролируемо прорываются в систему сознания, вызывая острый интрапсихический конфликт.

Впоследствии, именно мощнейший заряд неотреагированного аффекта, соединенный с конгломератом неудачно вытесненных непереносимых представлений, являются тем энергетическим источником, который питает и генерирует характерные симптомы пост-травматического стрессового расстройства: спонтанные воспоминания, флэшбэки, ночные кошмары, беспокойство, раздражительность и т.д.

При этом одним из самых загадочных симптомов психической травмы оказывается принцип навязчивого повторения.

В 1920 г. в работе “По ту сторону принципа удовольствия” З. Фрейд писал: “Сновидения при травматическом неврозе обнаруживают такую закономерность, что они снова и снова возвращают больного к ситуации произошедшего с ним несчастного случая, от чего он каждый раз просыпается в испуге”. Далее он продолжает: “Если кто-то принимает как само собой разумеющееся, что сновидение ночью снова возвращает больного в ситуацию, сделавшую его больными, то он не понимает сущности снов. Ей скорее соответствовал бы показ больному картин из того времени, когда он был здоров, или картин ожидаемого выздоровления”.

24 марта (в четверг) на платформе edunote.ru я проведу 3-й вебинар из серии “Анатомия травмы: психоаналитический подход в теории и практике”. Традиционно вебинар рассчитан на самую широкую аудиторию. Прочитать анонс и зарегистрироваться на него можно тут: https://edunote.ru/course-353

На встрече мы поговорим о том, каким образом события 1-й Мировой войны заставили З. Фрейда скорректировать представления о психической травме. Мы с разных сторон обсудим самый, пожалуй, загадочный симптом психической травмы: навязчивое повторение.

В романе Чака Поланика “Удушье” один из героев говорит: “Тот, кто не помнит своего прошлого, обречен повторять его вновь и вновь”. На вебинаре 24 марта мы как раз и поговорим о том, что можно сделать в психоаналитически ориентированной терапии, чтобы наши клиенты, переживающие последствия психической травмы, если и не перестали повторять “свое прошлое вновь и вновь”, то хотя бы делали это с более высокой степенью осознанности.

Приходите, будет интересно.
***
Второй вебинар “Анатомия травмы: раннее соблазнение и механизм последействия” можно посмотреть тут: https://edunote.ru/course-331(нужна регистрация и оплата). Отзывы участников можно прочитать здесь: https://edunote.ru/review.php?331

Первый (бесплатный) вебинар цикла можно смотреть тут: https://edunote.ru/course-316 А отзывы участников здесь: https://edunote.ru/review.php?316

Мария Кутузов, PhD | dr.maria.kutuzov@gmail.com | +1-780-982-97-95



Вы можете стать участником актуальных вебинаров, смотрите РАСПИСАНИЕ вебинаров
Дата публикации: 5 марта 2022
© EduNote.ru, 2017-2022
ИП Ершова С.К.
ИНН 781002919627
ОГРНИП 309784709000348
Оставаясь на сайте, вы даете согласие на обработку cookie и персональных данных (узнать подробнее). Если вы не хотите, чтобы данные обрабатывались, покиньте сайт.